Иду по лезвию бритвы.

Previous Entry Add to Memories Share Next Entry
Из истинной истории наших предков -4.
sventoyar
ромно, состоит из варягов, чюди, словен, мери, кривичей, а в Киеве сидят Аскольд и Дир с малой дружиной, только что получившей поражение от греков или Византии.
Ясно, что монах Сильвестр, записывая рассказ о взятии Олегом Киева и его бое с Аскольдом и Диром, взятый им из какого-то более древнего источника, немного ошибся и не придал большого значения этой ошибке, записав дословный факт взятия Киева с юга, а не с севера. Факт этот меняет весь смысл рассказа и указывает на то, что сильвестровский рассказ имеет в себе какую-то неправду, что он является переделкой другой версии, где Олег движется со стороны юга, берет сначала Угорское, затем Киев, объявляет себя князем Киева и Русской земли, собирает силы. Затем, двигаясь на Любич, Смоленск, занимает их, выбивает варягов из Новгорода, накладывает на новогородцев дань, присоединяет их с их городом к себе, к своим владениям, возвращается в Киев, свою столицу (матерь русских городов), держа Новгород в «черном теле» в течение своей жизни.
Олег — лицо историческое. Греки знали Олега, заключали с ним договоры, вели с ним торговлю, пользовались войнами Олега для своих военных целей, например в войне с Хазарами, которые угрожали черноморским владениям Византии, и т. д.
В договоре Олега с Византией он — русский князь, говорит на русском языке, клянется Перуном, Велесом. Олег принимает роту (присягу) по русскому языку, в котором нужно видеть раннюю Русскую Правду.
Главный договор его с греками был написан на русском языке русским писарем Иваном (...«Ивановым писанием»...) и подписан императором Львом и кесарями Александром и Константином, с датой на греческом языке: Сентября 2-го, индикта 15-го, которую летописец отметил годом 6420, то есть 912 годом.
Олега знают и Хазары, с которыми он вел войну и которых в конечном итоге разбил и изгнал из Крыма, а может быть, и из Тамани. Письма хазарского когана к севильско-му вельможе еврею Шапруту и его ответ, проливающие много света на личность Олега, называют его царем Руси (ко-ган Русиа).
Сильвестр не поместил ни самих договоров 907 и 912 годов, ни даже не упомянул о них в своей Повести. Эти договоры, как и подробности похода Олега на Царьгород, были внесены в Повесть Сильвестра при князе Мстиславе Владимировиче, после 1118 года, когда восстанавливалось то, что было исключено Сильвестром. Не поместил Сильвестр и договоров Игоря Старого, и по той же причине, по какой не поместил и договоров Олега Вещего. Договоры Олега с греками 907 и 912 годов рассказывают, что Олег русский князь и самый старший, и ему подчинены все. Он хозяин земли
231

Русской, а не Игорь, которого Сильвестр называет «сыном Рюрика» и который должен быть «хозяином».
В договорах Олега ничего не говорится о Игоре, он игнорируется. Кроме того, Игорь в подчинении у Олега, а не Олег у Игоря, как должно бы было быть, потому что Игорь «сын и наследник» Рюрика.
Далее, договоры Олега рассказывают о жестоком поражении Византии, сдавшейся на милость победителя Олега Вещего. Сообщать об этом в своей Повести Сильвестр не мог: он был в подчинении греческого митрополита Киева и не хотел возбуждать его против себя.
Те же самые причины не позволили поместить и договоры Игоря. В договоре Игоря от 944 года ясно сказано, что Игорь имеет большую семью. У Игоря было два брата — старший, уже умерший до 944 года, и младший, также умерший. Это противоречит утверждению Сильвестра, что он единственный сын Рюрика. Игорь имел прозвище Старый, чтобы этим отличаться от другого Игоря (Малого), который был сыном старшего брата Игоря Старого. Зная, что в те времена на Руси существовал закон «лествиничного восхождения», по которому правящему князю наследует не сын его, а следующий брат, мы сейчас же узнаем в Олеге Вещем старшего брата Игоря Старого.
Отсюда может быть только один вывод: Сильвестр ввел в свою Повесть подделку, назвав Игоря «сыном» Рюрика, когда в действительности этого родства не было, а Олега назвал родственником Рюрика, чего также в действительности не было (см. текст под 6350 годом).
Эти две подделки сделаны Сильвестром с определенной политической целью, о которой я буду говорить ниже.
Олег с Игорем принадлежали к какому-то княжескому роду Южной Руси. Эта Южная Русь, по всем данным средневековых авторов — латинских, византийских, арабских и отчасти персидских и хорезмских, находилась где-то вокруг города Росиа, который стоял в устье реки Дона. Захваченный сначала Готами, потом Гуннами, затем Хазарами, город потерял свое значение и исчез из истории. К этому времени, вместо него, начинает возвышаться другой древний город — Новый Город (Крымский), более известный в истории Крыма как Неаполь, хотя скифы-тавры продолжали звать этот город древним его названием Кирчадаш, что в переводе на теперешний язык означает Новый Город (кир — город, ча-даш — новый). Вот из этого-то города и вышли Олег с Игорем, потому что на этот город указывают хазарские источники, о которых упоминалось выше, которые называют Олега его настоящим прозвищем х'Елгу (т. е. вещий, мудрый), пазывая его «царем Русиа». Из этих источников мы знаем, что х'Елгу по наущению царя Романа из Кунстантины (Царь-град) напал на хазарский город С-М-Б-Р-АЙ (другое чтение:
232

С-М-К-Р-С), за.что хазарский «пэсах», то есть военачальник по имени Б-Л-Ш-ЦИ внезапно напал на греческие города и разрушил их, отбил свой город и принудил х'Елгу к миру, а затем «коган Русиа» х'Елгу, в союзе с Хазарами, начал войну против Романа, царя Кунстантины: «...И пошел тот против воли и воевал против Кунстантины на море 4 месяца и там пали его богатыри, потому что македоны палили огнем и ушел и постыдился вернуться домой и ушел морем в Фереш; говорят, что пал он там и весь стан его, Русиа подчинилась Хазарам...» (отрывок из текста Кембриджского документа — еврейско-хазарская переписка).
Событие, которое описывается в отрывке Кембриджского документа, действительно касается нашего Олега Вещего, и было то во время, когда Роман Лекапенус был «кесарем» при старом императоре Льве 6-м Мудром и заведовал внешней политикой Византии.
Событие, описанное в хазарском документе, является также причиной войны Олега (х'Елгу) с Византией в 906— 907 годах.
Олег Вещий, в это время уже Киевский Великий князь, создавший мощную державу, и известен как сильный государь, с которым все соседи, включая и Византию, весьма считаются.
Для Византии он опасен, так как его владения простираются и на Крым, где, как известно, южное побережье, от Керкинитуды до Сугдеи, принадлежало Византии и являлось колонией с городом Херсонесом (Корсунь).
Центр владений Олега — Неаполь (теперь Симферополь). От Неаполя до греческих колоний очень близко, и это беспокоит Византию. Кроме того, у Византии появился другой опасный сосед — Хазары, которые уже владеют устьем реки Дона, в их руках и Белая Вежа (древний город Росиа), и почти все северное побережье Азовского моря, в их же руках и Тамань. Активность Хазар также беспокоит Византию, и кесарь Роман Лекапенус решает обессилить обоих соседей, натравив их друг на друга. Зная, что предки Олега потеряли северное азовское побережье с городом Росиа, которым теперь владеют Хазары, Роман заключает с Олегом наступательный союз против Хазарии и, обещая военную помощь флотом, толкает Олега открыть военные действия против Хазар, которые в это время заняты войной с Арабами на Кавказе. За нападение на Хазар Олегу обещаны Тамань, северное побережье Азовского моря и Белая Вежа. Олег, находясь в Киеве, дает приказ своему младшему брату, который живет в Неаполе и оттуда управляет крымскими владениями Олега, немедленно напасть на Хазар. Брат внезапным нападением на Тамань забирает город С-М-Б-Р-АЙ (русская Тьмутархань) и, нанеся хазарским войскам поражение, двигается на Белую Вежу. В то же
233

время послы Романа уже у Хазар, сообщают им о нападении войск Олега на Тамань и предлагают Хазарам союз и помощь в войне с Олегом.
Узнав о предательстве византийцев, Олег немедля посылает послов к хазарскому когану и со своей стороны предлагает союз для войны с Византией, разъяснив все обстоятельства и двойную игру Византии. Коган Хазар принимает условия. Начинается война. Брат Олега, имя которого не сохранилось, пропускает Хазар через свои владения, и Хазары разоряют греческие города на побережье Крыма. В то же время Русь и Хазары начинают морской поход против Константинополя.
Но греческий флот, вернувшийся из Эгейского моря, неожиданно встречает наступающих и встречным боем зажигает суда русо-хазар. Брат Олега отступает и высаживается на фракийском берегу у городка Феры, где вскоре гибнет в боях с греками. Летом 906 года Олег с огромным флотом в 2000 судов выступает в поход и разбивает греков, которые сдаются ему, платят огромную контрибуцию и подписывают договор, известный теперь как договор 912 года.
Все эти подробности указаны мною для того, чтобы доказать южное происхождение Олега Вещего и его рода. К этому же нужно добавить и то, что из Неаполя, в начале IX века, произошло знаменитое нападение князя Бравалина на Сурожь, из Неаполя же было посольство к греческому царю Феофилу I от... «царя Росов по имени Чекана».
Это посольство отмечено в Вертинских летописях епископа Пруденция годом 839. Не был ли этот Чакан отцом х'Ел-гу (то есть Олега)?
Напрашивается вопрос, почему Олег Вещий, имея владения в Крыму, вдруг двинулся на север, захватил Киев, Лю-бич, Чернигов, Смоленск и Новгород, какая причина этого движения?
В Синодальной библиотеке имелась отрывочная летопись, написанная в Новгороде, где имелся рассказ о посылке Русью, Словенами, Кривичами «к Руси, к морю Понетському, еже словеть Руському»... за помощью против «находников», «то ли насилье деяху Руси, Словеном, Кривичем и Мерям»... (выписки, которые сделал, кончаются этими выдержками).
Текст был помечен 6364 годом. Летопись была хартийная (пергаментная) и очень старая. Это указание, что послы отправились к Руси, и не «за море», т. е. по морю Балтийскому, а «к морю Понетському», т. е. к Черному морю, в Южную Русь Причерноморья.
Если мы внимательно проштудируем события, которые случились на территории древней Руси в середине 9-го века, мы увидим, что на юге этой территории продвигаются с востока на запад Хазары и достигают реки Днепра. На севере в это время двигаются, также с востока, камско-волжские болга-
234

ры, захватывают русские племена по Волге и ее притокам. С запада из Европы двигаются варяги сухопутным путем до устья Западной Двины и морским путем по Варяжскому морю (Балтийскому морю) через Неву, Ладожское озеро на Ладогу и по реке Свири в Онежское и из него на юг в район Белого озера. Таким путем пришел летописный Рюрик и его «брат», а вернее, союзник Синеус.
«...И придоша старейший Рюрик, а другой Синеус на Бе-леозере...»
Бедствие было ужасное. «Находники» грабили, уводили в рабство жителей, разоряли селения и города, накладывали непосильную дань на оставшихся, и это происходило до тех пор, пока разрозненные племена не начали объединяться, собираться на вече и обсуждать, как выйти из этого положения.
Вполне возможно, что «слы» от всех племен, которые находились под ярмом «находников», собрались где-то на севере, где не было ни влияния, ни опасности от «находников». Смутно, туманно мерцают древние сведения, в которых поминают Гостомысла, посадника, может быть, этого объединенного веча русских и словенских племен, где обсуждаются меры покончить с игом находников. Предлагается нанять войско для варягов, обратиться к Полянам, к родственным племенам — Дунаичам, обратиться к сильной Южной Руси. Видимо, все обсуждается долго и детально, и наконец выноеится постановление обратиться за помощью к Руси, которая существует на берегах Русского моря (Черное море). И послы («слы)» отправляются... «к морю Понетському, еже словеть Руському»... Послы прибывают к Олегу (Вещему). Так я объясняю причину прибытия Олега и его дружины в Киев, откуда он изгоняет варягов, убивая летописных вождей их — Аскольда и Дира. Города и селения переходят на его сторону. Так занимаются Любич, Смоленск и с боем Новгород, где засели «варяги-находници» летописного Рюрика.
Так, собирая крохи истинной истории наших предков среди текстов богатейшего нашего летописного материала, восстанавливается история действительных событий первой и начала второй половины 9-го века.
Другой пример неточной и неверной передачи исторических событий Сильвестром — летописный рассказ о жизни и регентстве княгини Ольги, вдовы убитого древлянами вел. князя Игоря Старого.
Рассказ Сильвестра о княгине Ольге весьма смутный, туманный и заключается в рассказе о мести Ольги древлянам за смерть мужа, выразившейся в бессмысленном убийстве древлянских послов, часть которых была зарыта живыми, остальные сожжены. Затем было порезано еще 5000 древлян. И все это было сделано под видом гостеприимства, которое было нарушено самым подлым образом. Покончив с
235

гостями-древлянами, Ольга во главе дружины мужа прошла огнем и мечом всю землю Древлянскую, сожгла древлянскую столицу вместе с жителями. Затем наложила на уцелевших жителей тяжелую дань, которая должна была быть заплачена единовременно, и, кроме того, наложила дань и налоги ежегодные. За налогами и данью Ольга установила для себя ловища и погосты, отняв от жителей эти земли. Этот ужасный рассказ Сильвестр заканчивает такими патетическими словами: «...И возвратилась Ольга к своему сыну в Киев и там пребывала с ним в любви...»
Под годом 6463 (955) Ольга отправилась в Царьград, где царь Константин Багрянородный вместе с патриархом крестил ее и нарек ей новое имя Елена. В этом рассказе Ольга поднадула и царя и патриарха, получила много подарков и обещала со своей стороны одарить царя богатыми подарками после приезда в Киев. Когда же послы-греки явились за подарками, Ольга выпроводила их, не дав им ничего.
Рассказ об Ольге заканчивается сообщением, что Ольга умерла в 6477 (т. е. в 969) году и похоронена по-христиански, без тризны и кургана, а где ее могила, об этом молчит.
Весь этот рассказ Сильвестра от начала и до конца сплошная выдумка. Кто была Ольга по своему происхождению, до сих пор неизвестно. Имеется ряд сведений, по которым Ольга родом из села Выбуты (12 верст от Пскова), ее имя было Прикраса, но ее прозвали Елгой, т. е. «мудрой». По другим сведениям, она была дочь псковского князя и звали ее Ольгой. По данным Типографской летописи, она была дочь Олега Вещаго. По новейшим данным, она была родом болгарка и была привезена Олегом из г. Плескова в жены Игорю, еще во времена, когда Олег и Игорь были в Неаполе в Крыму (город Неаполь в древности назывался Кирчадаш; название Неаполь в переводе на наш язык означает Новый Город).
Княгиня Ольга весьма любима русским народом. Некоторые летописи (Радзивил. лет.) называют ее Оленой Мудрой. В северных областях древней Руси Ольгу называли Воль-гой, и так ее называли в «Повести временных лет» Нестора.
Если собрать все русские сочинения, а именно: «Память и похвала» Иакова Мниха, «Проложное житие» Владимира, «Проложное житие» Ольги, сделать все выборки из них об Ольге и сюда же добавить данные из византийских и западных источников (где некоторые авторы являются ее современниками, как, например, Константин Багрянородный и хроникер «Продолжатель Регинона»), затем добавить данные о ней из хроник Гильденсгеймской и Отенбургской, то мы придем к следующим выводам.
Прежде всего, княгиня Ольга была настоящей правительницей могущественного государства Руси, далее, она приняла христианство у себя дома, на Руси, и была крещена
236

до поездки к грекам в Царьград в 954 году. Когда она прибыла в Царьград, то ее принимал Константин Багрянородный, который описал два приема ее в 957 году, 9 сентября и 18 октября. Причем император не признавал кн. Ольгу христианкой (он ее называет Елга), но тем не менее при описании всего посольства, с которым кн. Ольга прибыла в Царьград, Константин Багрянородный упоминает и пресвитера Григория в числе близких приближенных кн. Ольги. В своей книге О церемониях Константин Багрянородный по отношению к кн. Ольге пользуется особым чином обращения, которым обыкновенно приветствуют языческих государей, он молчит о ее христианстве и не употребляет ее христианского имени. Это значит: что Ольга-Елена принадлежала к какой-то другой церкви, но не к греческой.
Зачем приезжала Ольга в Константинополь, мы не знаем, но судя по тому, что при ней состояло 42 купца-гостя, целью ее приезда было заключение торгового договора, а может быть, пересмотр старого договора 945 года, который был заключен ее мужем Игорем Старым.
Видимо, поездка Ольги была не совсем удачна, потому что в 959 году Ольга посылает посольство к будущему германскому императору Оттону Первому. Русскому посольству, между прочим, было поручено просить Оттона I прислать русским «епископа и священников», что в свою очередь еще раз подтверждает, что кн. Ольга не принадлежала к греческой церкви и ее крещение не было в Константинополе в 955 году, как об этом сообщает Сильвестр. В западных хрониках Ольгу называют ее христианским именем Еленой и величают королевой Росов или королевой Ругов (Ругия — Русия — Росия — так на западе называли нашу Русь). Никаких местей древлянам кн. Ольга не делала, это прибавлено, и прибавлено с целью дискредитировать Ольгу в глазах потомства. Все разговоры с Константином Багрянородным по поводу крещения, а в некоторых списках с Иоанном Ци-мисхием, и крещение кн. Ольги в Константинополе — все это фантазия писавшего.
По данным русских церковных авторов, кн. Ольга-Елена, как до принятия христианства, так и после, была любима народом, почиталась справедливой и правдивой. Управляла она Русью больше своей мудростью, чем применением меча, и делала жизнь людей легкой.
Сильвестр не признавал кн. Ольгу правительницей, почему под годом 6360 ее имени нет в списке князей Русской Земли, но правила она на Руси с 945 года по 964, т. е. 19 лет, ибо Святослав «...бе бо детеск...», т. е. был малым. И даже в этих последних словах летописца чувствуется неправда. Если Святослав был сыном Игоря, то ему было более 19 лет, — возраст зрелый по тем временам.
Под 6476 (968) годом, когда Святослав был на войне в
237

Болгарии, Печенеги напали на Киев, сообщает Сильвестр, и Вольга (т. е. Ольга) со своими внуками затворилась в детинце. Внуки — Ярополк, Олег и Владимир — были еще дети. Но под 6478 (970) годом другое сообщение, что Ярополк уже был посажен князем в Киеве, так как свою столицу Святослав перевел в Переяславец. В это время Ярополк уже женат на грекине-монашенке, которую привел ему, ради красоты лица, его отец. Монашенка-гречанка взрослая женщина, значит, и Яропок взрослый, потому что в те времена не было в обычае выдавать замуж взрослую женщину за малолетнего. Далее, известно из исправленных списков «Повести временных лет» Сильвестра, например из Ипатьевской летописи, что Святослав родился в 6450 (942) году и к 6478 году был 20 лет. Спрашивается, если Ярополк взрослый мужчина, женатый на взрослой гречанке-монахине, а отцу его в это время было 20 лет, как могло быть, что Ярополк был «сыном» Святослава? Почему летописец ничего не говорит о настоящем сыне Святослава — Сфенге, который окончательно покончил с Хазарским царством и взял в плен последнего хазарского кагана Георга Зула?
Причем в войне Руси с хазарами, на стороне Руси принимала участие и сама Византия, флот которой под начальством принца Магнуса помогал Сфенге со стороны моря. Подробности этой войны, о которой Сильвестр молчит, записаны у двух византийских историков — Кедрениуса, в его Хисториарум Компендиум (т. 2, с. 464), и у Иоанна Скили-ца, в его Хронографе.
Сфенга был старшим сыном Святослава и участвовал с отцом в последней войне с Болгарией, а затем был посажен отцом в Неаполь в Крыму, для охраны русских владений как в Крыму, так и в Тамани, а также по азовскому побережью, которые были захвачены Святославом в войне с хазарами.
Имя Сфенга есть скифское и языческое, а был ли Сфенга крещен, византийцы не говорят.
Все эти вышеизложенные примеры, взятые мною из текста «Повести временпых лет», достаточно веско говорят нам, что эта работа Сильвестра и его позднейших «справщиков» не может быть признана за авторитетную, точную и истинную летопись о прошлом наших предков и не может служить основным документом для нашей начальной истории.
Палеографическое исследование летописи, известной сейчас как Лаврентьева и в состав которой вставлена «Повесть временных лет» игум. Сильвестра, является копией более древней летописи, написанной монахом Лаврентием в 1377 году, указывает, что текст «Повести» в некоторых местах был подчищен и на вычищенные места были вписаны другие слова. Кроме того, инок Лаврентий оставил места пустыми там, где он не мог разобрать слова. Летопись, которая имелась у Лаврентия и с которой он делал копию, по
238

его же словам, была очень ветха. Лексическое и стилистическое исследование текста «Повести временных лет» указывает, что среди древнего текста во многих местах имеются вставки, сделанные в более поздние времена либо летописцами, либо переписчиками.
Особенно сильно пострадал текст «призвания варягов», где год отсутствует. Видимо, инок Лаврентий по каким-то важным причинам «года» не указал. Между тем год этот является датой «призыва князей-варягов» и в других списках летописи, как-то: в Троицком, Радзивилловском и Академическом списках, относящихся к 15—16 векам, эта дата указана как «6370 год», или по нашему стилю — 862 г.
Весь текст, при внимательном чтении, является комбинированным из фраз древнего стиля с фразами позднейшего стиля. Как всем известно, древний стиль летописания по своей конструкции был лаконический и слова писались сокращенно под титлом. В те времена не было знаков препинания, записи велись сплошняком. В древности таких фраз, как: «в них», «сами», «нас», «нами», «земля наша велика и обильна», «в ней», «своими» и т. д. и в такой форме не употребляли. Достаточно взглянуть в тексты Дощечек Изенбе-ка или в Берестовые грамоты новгородцев. Все эти слова являются добавлением, и притом позднейшим. Древний текст этой записи был другим и на языке своего времени.
Летописец, первым записавший о появлении в Северной Руси находников Рюрика и его союзников (в разных списках «Повести» об этом говорится — братья, браты, братии, братаны, побратимы и т. д.), писал свои сообщения или после захвата Рюриком и Ко всей Северной Руси от Изборска до Белаозера, или после изгнания его Олегом в 873 году, или позднее.
Начальный текст не рассказывал ни о «призвании», ни о «выборах» князей, он рассказывал о нападении трех, а может быть, и одного Рюрика на Северную Русь.
Что Словени Новгорода Рюрика не выбирали и не приглашали «княжить и володеть ими», это мы видим из отрывочного текста в Никоновской летописи, где под годом 6372 говорится о нападении Рюрика со стороны Ладоги, где у него была опорная база-крепость (она существует и до сих пор), на Новгород и захват последнего:
(6372) «...того же лета уби Рюрик Вадима Храброго и советников его...».
По данным Истории Российского государства Татищева, Вадим Храбрый был словенским князем. А это уже говорит, что новгородцы-словени не нуждались в призыве и выборе князя из варягов. У них князь был.
«...того же лета оскорбишася новогородци, глаголюще, яко быти нам рабом и много зла всячески пострадати от Рюрика и от рода его...».
239

(6375) год «...того же лета избежаша от Рюрика из Новгорода в Киев много новогородских мужей...».
Бегство новогородских мужей в Киев указывает, что Киев не был во власти Рюрика, а был независимым.
Под годом 6367 (895) варягам, приходившим из-за моря, платили дань три племени: Словени, Меря и Кривичи — это тогдашняя Северная Русь. В эту Русь Чудь не входила, она была самостоятельна от Руси.
Наконец, Словенам, Мери и Кривичам надоело платить дань, и они подняли восстание. К ним присоединилась и Чудь, и вскоре и совместно побили варягов и остатки их выгнали вон.
По неизвестным причинам среди освобожденных племен начались неурядицы, кончившиеся междуусобицей. В это время со стороны Чудского озера появляется большой отряд варягов и неожиданно захватывает Изборск, древний город Кривичей. Другой отряд Варягов появляется на Ладожском озере и Движется на р. Свирь и по ней в Онежское озеро, откуда по реке Медведице спускается к югу на озеро Белое и захватывает город Веси — Белоозеро. Скоро в Новгороде появляются беженцы из Изборска и Белоозера и сообщают новость, что большие отряды варягов под командой Рюрика и, может быть, других вождей, захватили Изборск и Белоозеро.
В Лаврентьевской летописи под годом (год не указан летописцем, но немецкий ученый Миллер вписал: 862 год) есть сообщение: «...избрашася 3 братья, со роды своими поя-ша по собе всю Русь...», т. е. 3 брата (слово: избрашася — выпускаю, так как это вставка) со своими родами захватили для себя всю Русь.
В Ипатьевской летописи под годом 6370 сообщается, что Рюрик захватил Ладогу, Синеус остался в Белоозере, а Тру-вор в Изборске.
В Никоновской летописи под годом 6372 сказано, что Рюрик нападает на Новгород, убивает словенского князя Вадима Храброго и его советников. Новгородцы сильно обижаются и говорят, что нe желают быть рабами Рюрика и не могут больше терпеть то зло, которое им творят сам Рюрик и его род.
Под годом 6375 начинается бегство из Новгорода многих новгородцев, причем знатные новгородцы бегут в Киев.
В Воскресенской летописи под годом 6375 сообщается, что, заняв Новгород, Рюрик начинает строить городки и «...поча-ша воевати всюду...».
То есть, начинается захват Северной Руси.
Из этих отрывков, хронологически расположенных, мы видим, что во время междуусобицы среди племен Северной Руси на последнюю нападают сильные варяжские отряды, во
240

главе которых стоит какой-то Рюрик, который захватывает Словен, Кривичей и Мерю с Весью.
Вот вкратце та мысль, которая была изложена неизвестным новгородским летописцем, описавшим все эти события в своей летописи.
Отрывки этой летописи вошли в разные своды и там сохранились.
По этим отрывкам мы можем восстановить то, о чем записал под годом, близким к 860-му, неизвестный летописец.
Невольно напрашивается вопрос: какая причина заставила Сильвестра переделывать и фальсифицировать текст под годом 862?
И почему Сильвестр так скупо и в то же время весьма предвзято сообщал о прошлом наших предков — древних русских и их вождей?
Почему Сильвестр исключил из своей Повести 90-летний период княжения Кия и его потомков, период, самый важный в нашей начальной истории — образования «Русской Земли» (Киевской Руси)?
Почему только мельком помянул об Олеге Вещем и исказил события его движения с юга, освобождение Киева от наход-ников, а Новгорода и других городов от Рюрика, Поволжья от Хазар и Болгар?
Почему о правлении Олега Вещего сказано было только о немногих годах, а именно о пяти, а Олег правил 31 год. Где же остальные 26 лет правления Олега Вещего: неужели за эти 26 лет ничего на Руси не случилось?
Почему из правления Игоря Старого выпущено 26 лет его правления? Что же, и за этот период лет на Руси тоже ничего не случилось?
Почему из правления Ольги (Мудрой) выпущено 15 лет ее правления?
Даже у иностранцев ее времени отмечено о королеве Елене Руссов, как замечательной и мудрой правительнице, а в «Повести временных лет» Сильвестра даже слова нет, что она была княгиней-правительницей. Почему Сильвестр молчит о договорах Ольги с Византией?
Сообщив, что Святослав Храбрый княжил 28 лет, Сильвестр говорит только о 6 годах правления Святослава Храброго. Причем о походах на Болгар и Хазар говорит в нескольких словах, умалчивая, что эти государства прекратили свои существования и русские племена навсегда освободились от ига Хазар и Болгар, что территория Руси была восстановлена в ее древних границах и Русь твердой ногой встала как в Крыму, так и на Таманском полуострове, а все течение реки Волги стало свободным от истоков ее до устья в Хвалынское море (Каспийское море). О величайшем полководце-правителе древней Руси Святославе Храбром Силь-
16 «Молодая гвардия» № 1
241

вестр сказал так мало, как будто бы дело касалось обыкновенного человека.
Причем весьма знаменательно то, что тексты под годами 6476 (968) и 6477 (969) были вставлены в «Повесть временных лет» Сильвестра кем-то позднее. За это говорит то, что в тексте под годом 6476 княгиня Ольга названа Волга. Текст под годом 6477 является продолжением текста 6476, а почему здесь поставлен год 6477, решить трудно. Вернее всего, справщик, вставивший оба текста, подгонял года правления Святослава Храброго.
Я пропускаю правление Ярополка Узурпатора, так как он не был сыном Святослава, — слишком велика разница лет между ними. Об истинном сыне Святослава Храброго — Сфенге — Сильвестр умалчивает, а вместо Сфенги вводит чужого Ярополка из рода Роговольда Полоцкого.
В дальнейшем я вернусь к Ярополку и его времени, те-перь же перехожу к Владимиру Святому, названному в рукописи археографической комиссии «Володимер Великый».
Великий князь Владимир Святославич не только был великим человеком по своей натуре, великим аравителем, но и великим реформатором. Благодаря своему гению Владимир Святой собрал все русские племена вместе, в единое государство, показал всю мощь этого государства вековечному врагу Руси — Византии и заставил ее исполнять свои желания, чем возвысил Русь до «ранга», равного Византии, закрепив это место навсегда за Русью браком с порфирородной царевной Анной.
Почему же игумен Сильвестр об этом молчит, почему Владимиру Святому и Великому Сильвестр посвятил так мало внимания и так скупо сообщил о его деяниях во благо народа и страны?
И почему старательно порочит этого великого человека, называя его обманщиком, растлителем, похотливым, братоубийцей, ярым язычником, приносившим в жертву людей, многоженцем и обладателем трех гаремов с 800 наложницами. Зачем это?
Почему приписал Владимиру Святому и Великому «рабское происхождение» по матери от «ключницы Ользиной», скрыв правду, что мать его была дочерью князя (малка) Любечского из древнего скифского княжеского рода?
Почему промолчал, что Ярослав (будущий Мудрый) был действительно рабичем, сыном не от жены, а от рабыни Рог-неды Роговольдовны, бывшей жены Ярополка Узурпатора? Может быть, Ярослав и не был сыном Владимира Святого? Почему скрыл эту тайну?
Почему скрыл другую тайну, что Ярослав не сидел на княжении ни в Ростове? ни в Новгороде? Потому что был рабич и не имел нрав быть князем, и Владимир пе доверял ему? Почему скрыл, что прозвище Ярослава было Хромой?
242

Почему скрыл другую тайну, которая характеризовала Ярослава как предателя, когда Ярослав, тайно набрав дружину из варягов, пришел в Новгород и захватил власть, предавшись на сторону врагов Владимира? Ведь сам Сильвестр сообщил, что Ярослав княжил 40 лет, умер в 1054 году. Спрашивается, когда же он начал свое княжение, в каком году? Вычтя из 1054 цифру 40, получим ответ — в 1016 году (точнее между 1015 и 1016 годами, так как год начинался с сентября. В 1016 году ему было 38 лет, т. е. почему-то не княжил до 1016 года?
Захватив власть в Новгороде, Ярослав привлек на свою сторону новгородцев, объявив им, что они больше не будут платить дани Киеву в 200 гривен, что они платили ежегодно и при всех посадниках. Захватив власть в Новгороде, Ярослав убил посадника Константина, сына Добрыни, уя Владимира Святого, которого Владимир сам посадил посадником в Новгороде при сыне Вышеславе, тогдашнем князе Новгорода.
Эти «почему» и «зачем», упомянутые здесь, указывают на специальное искажение Сильвестром и его преемниками летописцами и справщиками истинной истории наших великих предков.
Всех этих «почему» и «зачем» очень много в «Повести временных лет» Сильвестра. Я указал лишь часть их.
Теперь я укажу причины, почему искажалась наша истинная история во времена великого князя Владимира Моно-маха не только летописцами, но и правящими греческими митрополитами и их клиром.
С легкой руки академика Шахматова в нашей исторической науке привыкли считать, что «Повесть временных лет», написанная игуменом Сильвестром, фактически является работой летописца Нестора, а Сильвестр является ее редактором, который исправлял ее тексты и добавил к ней события, которые происходили при нем. Предполагались три редакции «Повести временных лет» — в 1113, 1116 и 1118 годах.
Но это трактование совершенно ложно. Прежде всего потому, что содержание «Повести временных лет» Нестора резко отличается от содержания «Повести временных лет» Сильвестра. Обе работы совершенно разные. Нестор русский летописец, Сильвестр — словенский, работа Нестора посвящена истории «Русской Земли», а работа Сильвестра посвящена словенам-завоевателям этой вот Русской Земли. Факт захвата словенскими князьями Русской Земли наши историки проглядели, почему и посчитали работу Сильвестра работой Нестора. И в этом их большая ошибка, ввергнувшая нашу историческую науку на лживый путь норманской теории, по которой она блуждает и сейчас.
До нашего времени «Повесть» Нестора не дошла, но дошли ее многочисленные отрывки. Эти отрывки мы находим не только в нашей богатейшей летописной литературе, в
16*
243

древних религиозных памятниках, но и в древней словенской литературе южных и западных племен, которых теперь привыкли называть ложным прозвищем «славяне».
Польский король Болеслав Храбрый, разграбивший Киев, увез с собой не только древние летописи, древнейшие документы, возможно, подлинники договоров с Византией, но и величайшую святыню — рукописную Библию на русском языке, переведенную при Владимире Святом корсунскими переводчиками. Об этой Библии Сильвестр молчит, как молчит и о том, что в городе Корсунь 2-я, городе, построенном Владимиром Святым для корсунцев в 990 году, были основаны две школы. Одна из них для будущих «пресвитеров» Русской Церкви, а другая для «нарочитых» людей Земли Русской.
Здесь, в Корсуне, стоявшей на реке Рось (приток Днепра), впервые были сделаны переводы на русский язык: История Александра Македонского или «Александрия», «Иудейские войны» Флавия Иозефуса, «Хронографы» Георгия Амар-тола, «Жития Василия Великого», Хронографы Синкеллы и другие средневековые произведения разных авторов. Когда поляки сожгли в 3526 (1018) году Киев, они сожгли и Корсунь. Когда Ярослав восстанавливал Киев, были восстановлены и другие сожженные и разрушенные города, построенные Владимиром Святым, среди них был восстановлен и город Корсунь.
Благодаря ложному мнению, что «Повесть временных лет» Сильвестра и есть «Повесть» Нестора, мало кто знает, что фактически в пашей летописной литературе имелось две «Повести временных лет», две совершенно разные работы. Одна из них, первая и старейшая, являлась работой инока Нестора, другая — вторая и поздняя — работой игумена Сильвестра.
Древнее название обеих «Повестей временных лет» было «Летописцы». Оба «Летописца» начинались почти одной и той же фразой. Только у Нестора в этой фразе было указание на его авторство.
Начало у Нестора гласило: «Повесть временных лет Нестора черноризца Федосьева монастыря Печерьскаго откуду есть пошла Руская Земля, кто в Киеве первее нача княжити и откуду Руская Земля стала есть».
Работа же Сильвестра начинается так: «Се повести временных лет, откуду есть пошла Руская Земля, кто в Киеве нача первее кияжити и откуду Руская Земля стала есть».
От этих начальных фраз оба «Летописца», уже в наше время, стали называться «Повестями временных лет» или для краткости просто «Повестями». .
Итак, авторство Нестора было помещено в самом начале его работы и до нашего времени дошло только в Хлебников-ском списке Ипатьевской летописи. В Академическом же
244

You are viewing sventoyar